Елена, 41 год. Медсестра

Я работаю в медицинском учреждении, как это часто бывает у медработников- я долгое время не обращала никакого внимания на изменения в своем здоровье. Так диагноз «рак» стал для меня полной неожиданностью. Я прошла все возможные этапы лечения рака молочной железы. Я плакала, когда отняли грудь, меня тошнило, когда вливали химию, я мазала обожженную рентгеновскими лучами кожу. Слава Богу,  я все вытерпела и почувствовала себя здоровой. Спустя 1 год после операции появились первые признаки лимфостаза. Сначала рука отекала только к вечеру, я проходила курсы комплексного физиотерапевтического лечения. Затем появился стойкий отек, стали отмечаться эпизоды рожистого воспаления, около двух эпизодов в год. Это всегда было мучительно, с подъемом температуры и усилением отека.

Я обратилась в клинику спустя 3 года после установления диагноза лимфостаз. Это было настоящее счастье узнать, что лимфостаз излечим!Сначала мой врач провел диагностику с помощью контрастного препарата, выяснилось, что из-за того, что я долго не обращалась за лечением, в моей руке почти не осталось сохранных лимфатических коллекторов, поэтому первым этапом моего лечения была липосакция левой руки. Во время процедуры доктор Ивашков В.Ю. удалил около 4х литров отечной жидкости с жировой клетчаткой. Спустя 3 месяца после выполнения липосакции  я повторно госпитализировала в клинику для выполнения 2го этапа — пересадки паховых лимфоузлов и реконструкции удаленной молочной железы лоскутом с живота. Мне было страшно, даже тогда, когда меня везли в операционную меня не покидали сомнения, хотелось встать и побежать домой. Я проснулась на посту пробуждения, и только тогда почувствовала, что все позади. После операции у меня были проблемы — пересаженный для реконструкции молочной железы лоскут плохо заживал, я оставалась в клинике дольше, чем мои соседки. Впрочем, у медработников всегда так:) Я выдержала, мой лимфоузлы хорошо прижились, а отек уменьшился на 70 %, я счастлива и знаю, что это еще не предел, даже с моей 3й стадией.